AAA

05.09.2019 в 16:54

Хотя Йозефа Блаттера бесславно выгнали из ФИФА, в организации практически ничего не поменялось, считает профессор Университета прикладных наук в Гейдельберге Маркус Бройер. По его мнению, нынешний президент Джанни Инфантино хорошо поддерживает ФИФА в рабочем состоянии, но не в состоянии внести глобальные изменения, которые напрашивались ещё при Блаттере.

Бройер выступал в Казани в летней школе менеджеров, организованной Поволжской академией спорта. 12 дней слушатели из 27-ми городов учились у немецких профессоров, которые рассказывали об экономике спорта, организации турниров, системы работы в международных организациях. В интервью «БИЗНЕС Online» Маркус рассказал, чего не хватает ФИФА, при каком сценарии что-то поменяется и что отталкивает потенциальных спонсоров федерации.

МЕЖДУ ФИФА, ИГРОКАМИ И БОЛЕЛЬЩИКАМИ БОЛЬШАЯ ДИСТАНЦИЯ

– Маркус, Джанни Инфантино руководит ФИФА с 2016 года. Как вы можете описать его?

– Его карьера типична для футбольных функционеров. Он занимал высокий пост в УЕФА, познакомился со всеми важными людьми, выучил все нужные правила. Я не знаю его лично, но со стороны кажется, что в ФИФА всё тот же подход. Общая политика, стиль лидерства похож на тот, что был при Йозефе Блаттере. Те, кто надеялись на большие изменения в ФИФА, видят, что их нет.

– И каких изменений вы ждёте от ФИФА?

– Они могут касаться структуры управления в целом. Кто контролирует, какие решения принимаются? Другой фактор – прозрачность. В чём заключается работа представителя ФИФА? Что ему можно делать, а что нельзя? Какие пределы его власти? Всё это не обсуждается и, как мне кажется, не будет обсуждаться ещё несколько лет. Как насчёт влияния игроков? Или влияния болельщиков? Сейчас между ними и ФИФА большая дистанция.

– Можно ли говорить, что в этой структуре у игроков мало влияния? Кажется, им очень даже хорошо...

– Что они могут сделать, если им что-то не нравится? Представим игрока, который входит в эту глобальную футбольную сеть. Ему нужно следовать правилам. Другого варианта, другой сети просто нет. Если его что-то не устраивает, единственный выход – уйти из профессионального футбола.

Я не говорю, что у меня есть какие-то конкретные решения, как исправить ситуацию – я просто хочу, чтобы мы хотя бы обсуждали эти моменты. Что если игроки и болельщики будут определять страну, где будет проходить следующий чемпионат мира? В то же время с бизнесом у ФИФА всё нормально. Экономических предпосылок для изменений нет. Доходы большие, спонсоры довольны, желающих проводить чемпионат мира хоть отбавляй.

– Почему страны не хотят проводить Олимпиады, но хотят чемпионат мира по футболу?

– Думаю, дело в инфраструктуре. Для Олимпиад нужно много объектов и всех их нужно разместить в одном городе. Стоимость каждый раз повышается. К тому же, у зимних Игр есть проблема с экологией. В Германии были против новых лыжных маршрутов из-за опасений, что они уничтожат окружающую среду.

 

У ФИФА - другая ситуация. Россия, Германия, Франция – у всех этих стран, которые принимали крупные турниры в последние годы, уже было несколько стадионов. И они не должны быть расположены в одном месте. И если есть необходимость, ты можешь построить стадион на 70 тысяч, а после турнира сократить количество мест.

БЛАТТЕР ДУМАЛ, ЧТО ОН И ЕСТЬ ФИФА

– Когда вам стало понятно, что эпоха Блаттера подошла в ФИФА к концу?

– Лично у меня не было одного конкретного дня, когда я сказал бы себе: «Окей, это всё». Это был длительный процесс. Всё больше и больше информации попадало в прессу. В конце концов, он старый человек (Блаттеру 82 года – ред.). Он уже не в том возрасте, чтобы спокойно отработал ещё один срок. Это был лишь вопрос времени, уйдёт ли он сам или ему помогут.

– Он как великий спортсмен, который не завершил карьеру в нужный момент...

– Да, согласен. Сейчас легко об этом забыть, но именно при Блаттере ФИФА стала той ФИФА, которую мы знаем сейчас. Если бы он ушёл чуть пораньше, его бы провожали как легенду. Но Блаттер – и это моё личное мнение – начал думать, что он и есть ФИФА и что ФИФА не выживет без него. Конечно, это не так. Мы видим, что организация нормально функционирует, хотя и была слишком сконцентрирована на Блаттере.

– Какие проблемы создала сложившаяся при Блаттере ситуация?

– Прежде всего, отсутствие прозрачности. Спонсоры ФИФА либо разрывали контракты, либо критиковали организацию. И, как мы понимаем, когда дело касается денег, финансового давления, вот тогда всё и меняется. Если я и вы скажем, что нам не нравится ФИФА, никому не будет до этого дела. Но если это спонсор, который тратит миллиарды каждый год… Важно помнить одну вещь: спонсоры не хотят, чтобы их критиковали за поддержку ФИФА. Они хотят получить одобрение болельщиков.

– И сейчас спонсоров критикуют?

– Скажу так. Некоторое время назад я задал вопрос на конференции: что будет, если два главных спонсора – «Макдоналдс» и «Кока Кола» – перестанут поддерживать ФИФА? В зале прозвучал такой ответ: «Бургер Кинг» придёт на место «Макдоналдса», «Пепси» – на место «Кока Кола». Тогда так и было – прямые конкуренты быстро бы пришли на замену. Но сейчас другая ситуация. Компании наблюдают, как бы говорят: «Давайте подождём пару лет, оценим обстановку». Если главные партнёры ФИФА уйдут, очередь уже не выстроится.

– Зачем «Макдоналдсу» и «Кока Кола» ФИФА?

– Обе компании выпускают не самые полезные для здоровья продукты. И им нужны крупные спортивные турниры, чтобы ассоциироваться со спортсменами, здоровыми людьми. А ФИФА одна из самых известных спортивных организаций в мире.

– Обе компании из Америки и это даёт много поводов для конспирологии. Хотят ли Штаты контролировать ФИФА?

– Я бы не интерпретировал это так. Они из Америки? Да. Но это многомиллиардные бизнесы, которые продают свою продукцию по всему миру. Американский рынок важный для них, но не самый важный. У ФИФА - штаб-квартира в Швейцарии, они делают всё то, что считают нужным. Никакого сильного американского влияния нет.

– Есть мнение, что именно с США началась критика решения доверить ЧМ-2022 Катару...

– Катар – это уникальный случай. Сам Блаттер был против Катара. Не знаю точно почему, но, возможно, ему не нравилось, что в Катаре нет никаких футбольных традиций. Блаттер дал указание подчиненным сделать всё возможное, чтобы Доха не победила в заявочной кампании. Но остальные в ФИФА поддерживали Доху. Катар проделал отличную работу, выстраивая контакты, делая подарки, используя политическое влияние. Такую кампанию не организовать за один день. Это длительный спортивный проект. И я уверен, что Катар уже выучил все правила игры. Кубок мира по гандболу, чемпионат мира по лёгкой атлетике, по водным видам спорта – у них эта стратегия уже давно.

– Катару комфортнее с Инфантино и без Блаттера?

– Определённо. Катару дали чемпионат мира и даже согласились провести его зимой, что весьма странно – такие вещи надо заявлять во время заявочной кампании, а не после. Думаю, Катар устраивает ФИФА при Инфантино. Чемпионат мира пройдёт на высшем уровне, потому что это политический проект. Перед ними не стоит вопрос денег.

ВАЖНЫЕ РЕШЕНИЯ ПРИНИМАЕТ УЗКАЯ ГРУППА ЛЮДЕЙ

– Какое будущее у чемпионатов мира? Будет ли когда-нибудь у них похожая ситуация с Олимпиадами?

– Может быть, что-то похожее на Формулу-1. Все устали от неё, всё меньше и меньше гонок проходят в Европе. Также может измениться отношение людей, как это произошло в Германии с Олимпиадой. Мы не будем проводить Игры минимум 20 лет, потому что обычные люди против того, чтобы на организацию турнира уходило столько денег. Так что немецкие политики не могут поддерживать Олимпиаду. С ФИФА и чемпионатом мира пока другая ситуация.

 

– Но одно можно сказать точно – если с чемпионатом мира что-то случится, ФИФА будет плохо. У них больше нет источника дохода...

– На самом деле, у ФИФА ещё как минимум 20 продуктов: женский ЧМ, ЧМ до 23-х лёт, ЧМ по футзалу. Но, да, мужской ЧМ – единственный турнир, который приносит прибыль. С него кормятся все остальные соревнования.

– Недавно была серия сливов в Football Leaks, которые выставили ФИФА в негативном свете. Организация даже выступила с пресс-релизом. Как вы интерпретировали эту ситуацию?

– Я не знаю, откуда эти документы и как именно они попали к Football Leaks. Был ли это кто-то, кто работает в самой организации? Непонятно. Ясно лишь одно – у публикаций не было никаких последствий. В УЕФА и ФИФА ничего не поменялось. Да, пару недель были обсуждения, но никаких реальных изменений. Важные решения всё так же принимает узкая группа людей.

– Кто тогда сможет спровоцировать эти изменения? Инфантино?

– Не уверен. Сейчас всё, что он делает, помогает продавать продукт ФИФА. Но он не тот президент, который сможет глобально что-то изменить, перестроить сформированную при Блаттере систему. Когда-нибудь у ФИФА будет президент, который скажет: «Нам нужно нужно полностью пересмотреть структуру работы ФИФА». Но это не Инфантино.

– И когда же такой президент появится?

– Когда дело коснётся денег. Если всё больше и больше спонсоров сократят выплаты, если их будут критиковать за поддержку ФИФА, они будут вынуждены поменять правила. Это очень длительный процесс. Для начала нужно поменять мышление людей – через пресс-релизы, публикации в Football Leaks и всё в таком духе. Люди начнут понимать, как работает организация, и поменяют своё отношение к ФИФА.